Эволюция запрограммировала наш мозг бросаться на еду и секс?

Способны ли наши рецепторы допамина воспринимать сигналы о пресыщении?

порно и фастфуд

Любвеобильный самец морской свинки произвёл бэби-бум.

Самец морской свинки Сати наслаждался ночью страсти с двадцатью четырьмя самками когда дорвался до их клетки в Южном Уэльсе. Он добился каждой самки, одну за одной, и сейчас стал отцом двадцати четырёх малышей… «он был абсолютно истощён. Мы поместили его в его клетку, и он спал два дня к ряду»

Эффект Куллиджа — это биологическое решение не оставить ни одну новую самку неудовлетворённой несмотря на последствия.

Встречается у млекопитающих, в том числе у самок. Несмотря на то, что люди стремятся образовывать пары, этот древний инстинкт по-прежнему живет в нас.

Всё поведение животных, включая эффект Кулиджа, основано на возрастании и падении уровня нейрохимикатов и сопутствующих изменений в рецепторах. Недавние исследования обнаружили, что мотивы героического поведения Сати можно найти в стриатуме (полосатое тело головного мозга). Стриатум отвечает за поощрение и неприятие (отвращение) и сильно влияет на принятие решений. Секс, любовь, привязанность – всё это отображается здесь.

Например, наркотики перенасыщают мозг допамином. Ответственные за этот процесс нейроны в стриатуме отвечают отключением многих рецепторов допамина. Это снижает удовольствие пока мозг не восстановится. Меньше работающих рецепторов допамина означает «мне нужно больше допамина чтобы чувствовать себя в порядке». Центр поощрений умоляет о дополнительной стимуляции и только одна вещь способна дать её нам — еще одна доза. А тяжело подсевшие на наркотики истощили резерв своих допаминовых рецепторов и потеряли интерес к нормальным отношениям и сексу — им нужны стимулы посильнее.

стриатумВ описанном выше исследовании учёные, искавшие данные о пресыщении, сообщили несколько интересных данных о рецепторах допамина. Кормление крыс калорийной едой (чизкейки и колбасы) резко снижают уровень Д2 рецепторов. Где именно ? В стриатуме. После того как подопытные крысы доели свою последнюю порцию сверхстимулирующей еды (избыток сахара и жира), концентрация рецепторов оставалась низкой на протяжении двух недель (всё время проведения эксперимента).

Также как в случае с употреблением наркотиков, стриатум отреагировал таким образом на чрезмерную стимуляцию, но сделал это несколько иначе, чем скажем на кокаин. В случае с кокаином, концентрация рецепторов вернулась к норме в течении двух дней. Но что касается еды – более естественным поощрением – истощение Д2 рецепторов длится намного дольше, хотя кокаин даёт большую вспышку допамина. Это ли не вмешательство генетической программы?

Также как и в случае с продолжаемым использованием наркотиков, мозги крыс показывали активацию меньшего количества рецепторов удовольствия. И это отобразилось в их поведении после переедания: обычный их рацион потерял свою привлекательность. Крысы стали потреблять меньше еды чем обычно. «Чизкейк или ничего», вот вероятно, о чём думали крысы.

Переедание – это эволюционный механизм, способствующый выживанию. Вспомним медведя, который съедает много жирной лососины перед спячкой. Или волков, которым нужно за один присест уложить в себя двадцать фунтов мяса с каждой добычи. Или наших предков, которые не имели возможности регулярно питаться и при случае наедались сверх меры.

Когда наш примитивный мозг воспринимает что-то как действительно ценное, он хочет от нас чтобы мы использовали эту уникальную возможность… полностью. Этого ему невозможно добиться с чувством теплой удовлетворённости. Нужно создать чувство неудовлетворения или недостатка, чтобы завести нас дальше нормальных пределов насыщения.

Ключевые изменения в рецепторах заставляют нас чувствовать себя некомфортно. Мы хотим чувствовать себя прекрасно, чего бы нам это не стоило. Нормального уровня допамина уже недостаточно. Мы становимся требовательны. Мы хотим чего то гиперстимулирующего, чего-то, что высоко ценится нашим мозгом (даже если на деле это не так), чего-то, что включит высвобождение допамина, которого так жаждет наш мозг.

Заметьте, что функция схемы поощрения в мозге – оставаться немного неудовлетворённым даже в самых хороших обстоятельствах. Поэтому мы настроены хвататься за многообещающие возможности, или оптимистично смотреть вперед в будущее.

Обычно, эта часть наc даёт нам жажду к жизни и достижениям. Но когда мы избыточно стимулируем и притупляем схему поощрений в мозгу, обычные удовольствия и амбициозные планы на будущее не кажутся нам такими привлекательными. Что ещё хуже, мы можем перестать ценить товарищеские отношения и привязанности, к которым мы склонны по природе, и в которых мы нуждаемся для того чтобы чувствовать себя хорошо.

Вместо этого, мы чувствуем себя очень неудовлетворёнными даже рядом со своими возлюбленными. Мы требуем немедленного вознаграждения, даже если это идет вразрез с нашими планами.

Может ли понимание того, как действует сверхстимуляция помочь осмыслить то, что 65% американцев имеют излишний вес и то, что мужчины по всему миру смотрят интернет-порно?

Глоток воздуха прекрасен для тонущего человека, потому что ему не хватает кислорода. Подобно этому, отупевший мозг ищет то, чего не хватает ему – приятной стимуляции – потому что его нормальная чувствительность понижена.

Крысы в эксперименте быстро набрали излишний вес, когда им предложили бесконечные угощения. В отличии от других крыс, они не прекращали есть даже когда получали удар током. Они ели до нездоровых границ и никогда не насыщались. Как при наркозависимости.

Восстанавливающиеся пользователи порно обнаружили, что потребление вредной еды усиливает жажду порнографии во время воздержания.

Ставьте лайк, если статья понравилась

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет виден другим. Обязательные поля отмечены *